X

Для доступа к архивному номеру журнала введите, пожалуйста, Ваш электронный адрес

Введите вашу почту

X

Подписка на электронную версию журнала "Современная фармация"


Введите ваше имя


Введите вашу фамилию


Введите вашу специальность


Введите вашу специализацию















Введите вашу почту


Введите ваш телефон

Телефон должен содержать код страны

пример: +380 99 999 9999


Введите Область/город/посёлок где вы проживаете


Введите ваше место работы


Катарально-респираторный‌ ‌синдром:‌ ‌ фармакологическое‌ ‌обоснование‌ ‌применения‌ ‌ Бриомосс‌

Резюме. В статье приведено фармакологическое обоснование применения медицинских изделий «Бриомосс», содержащих натуропатические компоненты, при профилактике и лечении катарально-респираторного синдрома. На основании данных доказательной медицины показано, что экстракт исландского мха эффективно покрывает слизистые оболочки горла, оказывает локальное противовоспалительное и антисептическое действие, способствует снижению клинической симптоматики. Комплексное применение гиалуроновой кислоты и растительных компонентов пролонгирует эффекты ингредиентов композиции на поверхности слизистых и обеспечивает устойчивость формируемого покрытия. Неоспоримым преимуществом является хорошая переносимость и минимальный риск развития негативных реакций. Медицинские изделия с натуральными экстрактами бренда «Бриомосс», в разных формах (пастилки, спрей), рекомендуются для использования пациентами при терапии катарально-респираторного синдрома.


Ключевые слова: катарально-респираторный синдром, исландский мох, гиалуроновая кислота, Бриомосс, эффективность и безопасность терапии, фитотерапия.

 

Катарально-респираторный синдром (КРС) характеризуется воспалённой реакцией слизистой оболочки дыхательных путей с гиперпродукцией секрета и активацией местных защитных реакций, и при отсутствии своевременной адекватной терапии развитием масштабной системного ответа организма.

КРС или простуду обычно вызывают инфекции верхних дыхательных путей, главным образом, вирусы. Он является наиболее распространенным и частым респираторным заболеванием населения всего земного шара, принимающим иногда характер пандемии [1].

У взрослых может быть от двух до четырех эпизодов КРС ежегодно, тогда как у детей регистрируется до 6–8 простудных эпизодов в год [2].

 

Клиническая картина КРС при воспалении слизистой оболочки выше голосовых связок протекает с симптомами ринита, фарингита, тонзиллита; ниже голосовых связок — ларингита, трахеита, эпиглоттита, бронхита, пневмонии. Характер и выраженность поражения дыхательных путей, а также степень вовлечения в воспалительный процесс тех или иных его отделов определяются особенностями патогенеза и тяжестью заболевания. Поэтому уже на этапе предварительного диагноза желательно определить топографию поражения дыхательных путей (ринит, фарингит, ларингит, трахеит, бронхит, бронхиолит, пневмония, плеврит и/или их комбинации). Такой подход облегчает проведение дифференциальной диагностики, а также является необходимым для назначения оптимальной фармакотерапии [3].

Все заболевания, которые сопровождаются развитием КРС, относят к группе острых респираторных заболеваний (ОРЗ). Наиболее часто их возбудителями являются вирусы (ОРВИ), реже — бактерии. Причиной КРС также может быть воздействие аллергизирующих агентов (аллергический вазомоторный ринит, сенная лихорадка) и влияние токсических веществ (например, хлора), раздражающих слизистую верхних дыхательных путей (ВДП), но наиболее частой причиной является простудный фактор. Следует отметить возможность сочетанного действия различных этиологических факторов (например, простудный фактор и вирусы, вирусы и бактерии, вирусы и аллергическая реакция).

 

Основные возбудители КРС — это вирусы, имеющие высокую тропность к определенным отделам ВДП. На сегодняшний день известно более 200 таких вирусов, являющихся причиной более 90 % случаев острых поражений органов дыхания с развитием КРС. К группе респираторных относят вирусы гриппа и парагриппа, аденовирусы, риновирусы, коронавирусы, энтеровирусы. Практически все они вызывают заболевания со сходной клинической картиной — КРС на фоне симптомов общей интоксикации.

Легкая форма КРС, хотя и поддается терапии в основном препаратами растительного происхождения и средней продолжительностью 7–10 дней [4], ее экономическое бремя для общества является значительным с точки зрения посещений медицинских работников, лечения и отсутствия на работе в учебных заведениях [5].

Несвоевременное начало фармакотерапии КРС приводит к тому, что стартовавшая вирусемия на фоне сниженной иммунореактивности организма приводит к выраженным бактериальным осложнениям, в первую очередь, пневмонии. В связи с тем, что в большинстве КРС этиологическим фактором выступает вирус, представляется целесообразным более детально рассмотреть этот фрагмент этиопатогенеза. Репликация вирусов в эпителиальных клетках дыхательных путей по Jacobs S. (2013) [6] схематически представлена на рис. 1.


Характерная клиническая картина КРС включает заложенность носа и выделения из носа, чихание, боль в горле, кашель, а также лихорадку, головную боль и усталость. Часто применяемые методы лечения обеспечивают уменьшение выраженности симптомов и ограничение рисков возникновения осложнений; эти методы лечения обычно включают антигистаминные, деконгестанты, отхаркивающие, противокашлевые, жаропонижающие и анальгетики, средства для лечения боли в горле.

На современном фармацевтическом рынке эти группы препаратов представлены преимущественно искусственно синтезированными молекулами, которые наряду с высокой эффективностью вызывают целый ряд побочных эффектов [10].

 

Так, например, только для группы деконгестантов характерны такие нежелательные эффекты:

  • Нафазолин. При местном применении абсорбируется в системный кровоток. Хорошо и быстро всасывается слёзными железами, оказывает значительное резорбтивное действие. Системная биодоступность более 50 %. При длительном применении выраженность сосудосуживающего действия постепенно снижается (тахифилаксия).
  • Фенилэфрин. При местном применении после всасывания через слизистую оболочку фенилэфрин может вызывать системные эффекты (сужение артериол, повышение АД). Избегать применения фенилэфрина в форме 10 % глазных капель у грудных детей, пожилых людей. С осторожностью применять при ИБС.

 

Также следует учитывать такие побочные эффекты как сонливость (антигистаминные І поколения), головокружение, сухость во рту и сухость слизистой носа, дисфункции пищеварительной системы, включая гепатотоксичность.

Следует отметить отсутствие положительного влияния на иммунную систему у вышеприведенных лекарственных средств.

Альтернативным вариантом терапии КРС является применение комплекса медицинских изделий бренда под торговым названием «Бриомосс», представленных в табл. 1.

 

 

В связи с тем, что основным действующим веществом композиции «Бриомосс» является экстракт исландского мха (Cetraria islandica), целесообразно остановиться на этом компоненте более подробно.

 

Исландский мох (лишайник) — симбиотическая форма водорослей и грибов, встречается в горных районах Азии, Европы и Северной Америки. Он также известен как каменный мох, имеет фармакопейное название Cetraria islandica и является частью семейства Parmeliaceae или Parmeliacee.

 

Исландский мох с древних времен использовался в народной медицине как средство с выраженной иммуностимулирующей, репаративной, антимикробной, противовирусной активностью для лечения эрозивно-язвенных поражений слизистой рта, воспалительных реакциях, сухом непродуктивном кашле, восстановления тона голоса. Экстракт исландского
мха — хорошее средство при болях в горле и раздражениях слизистой рта и верхних дыхательных путей.

 

Экстракт исландского мха (Cetraria islandica) содержит полисахариды лихенин и изолихенин; глюкозу и галактозу, 0,5–3 % белков, 1–2 %, около 3 % пигментов и от 3 до 5 % лишайниковых кислот (усниновую, протолихестериновую, лихестериновую, фумаропротоцетрариновую и некоторые другие).

 

 

В исследованиях in vitro установлено, что экстракт Cetraria islandica оказывает выраженную антимикробную активность в отношении Micrococcus luteus, которая была определена в соответствии с методом, описанным в Pharmacopoea Helvetica. Ингибирование 1 мл 10 % водных экстрактов исландского мха (что соответствует 100 мг растительного вещества), было сопоставимо с активностью пенициллина в диапазоне доз от 0,07 до 0,85 МЕ (0,04–0,5 мкг пенициллина). Предполагается, что антимикробная активность экстрактов исландского мха зависит от количества присутствующей фумаропротоцетрариновой и протолихестериновой кислот. Этанольные экстракты Cetraria islandica (15 г / 150 мл) были протестированы на активность против Escherichia. coli, Enterobacter aerogenes, Staphylococcus aureus, Staphylococcus epidermidis, Bacillus subtilis, Bacillus cereus var. mycoides, Bacillus sphaericus, Bacillus thurigiensis, Bacillus megaterium, Mycobacterium smegmatis, Salmonella thyphimurium, Candida utilis, Candida albicans, Aspergillus flavus, Aspergillus oryzae, Aspergillus fumigatus, Trichophyton rubrum, Botrytis cineriae, Fusarium oxysporium, Streptomyces murinus и Nocardia corne. Установлено, что экстракт Cetraria islandica имел более выраженную антимикробную активность против грамположительных бактерий (Gr +) [11].

 

Также была доказана активность некоторых изолированных веществ экстракта Cetraria islandica: установлена антимикробная активность протолихестериновой кислоты в отношении Escherichia coli, Bacillus subtilis, Pseudomonas aeruginosa и Listeria monocytogenes. В то время как активность против B. subtilis и L. monocytogenes была бактерицидной, активность против E. coli и P. aeruginosa была бактериостатической. Минимальные ингибирующие концентрации (МИК) протолихестериновой кислоты 22,6 мМ были обнаружены для E. coli, B. subtilis и P. aeruginosa и 11,3 мМ для L. monocytogenes (Türk et al., 2003). Ингибирующая активность протолихестериновой кислоты (метанольный раствор 1,0 мг/мл и физраствор 10 мг/мл) против 35 штаммов Helicobacter pylori с МПК 16–64 мкг/мл. MИК 90 (ингибирование 90 % штаммов) составлял 32 мкг/мл, что значительно выше, чем у ампицилина (0,125 мкг/мл) и эритромицина (0,25 мкг/мл), в два раза выше, чем у метронидазола (16 мкг/мл) (Ingólfsdóttir et al., 1997) [11].

 

В многочисленных научных публикациях доказаны иммунологические эффекты экстракта Cetraria islandica.

В системе In vitro водный экстракт C. islandica (приготовленный из 2 г растительного вещества, сваренного в воде в течение 15 минут) подвергали фагоцитарному тестированию. При анализе активности фагоцитоза экстракт показал усиление гранулоцитарного фагоцитоза на 92,6 % в концентрации 100 мкг/мл. Чтобы установить, вызваны ли эффекты исключительно содержанием полисахаридов, экстракт фракционировали на фракции с низкой молекулярной массой и полисахариды, и эти фракции были протестированы с использованием того же теста, что и необработанный экстракт. Результаты показали, что фагоцитарная активность экстракта связана с присутствием полисахаридов лихенина и изолихенина (Ingólfsdóttir, 2000).

In vivo водный экстракт C. islandica вводили мышам внутрибрюшинно (1 мг/кг), а затем изучали ретикулоэндотелиальную фагоцитарную активность. Результаты показали, что полисахариды C. islandica даже в низких дозах значительно усиливают фагоцитарное звено иммунитета, что верифицированно по значительной активации в эксперименте ретикулоэндотелиальной системы (Ingólfsdóttir et al., 1994) [11].

 

Противовоспалительная активность экстракта Cetraria islandica, также доказана in vitro и in vivo. In vitro: незрелые дендритные клетки, полученные из моноцитов человека, культивировали с водным экстрактом из Cetraria islandica, стандартизованным по количеству полисахаридов лихенина и изолихенина и вторичных метаболитов протолихестериновой кислоты и фумаропротоцетрариновой кислоты. Очищенные соединения также тестировались индивидуально. Их влияние на созревание дендритных клеток было оценено путем измерения секреции IL-10 и IL-12p40 и экспрессии поверхностных молекул. Установлено, что водный экстракт исландского мха (10 и 100 мкг/мл) вызвал повышенную секрецию как IL-10, так и IL-12p40, причем секреция IL-10 была более выражена. Лихенин (10 и 100 мкг/мл) имел аналогичные эффекты, тогда как изолехенин (10 и 100 мкг/мл) и вторичные метаболиты (0,01, 0,1 и 1 мкг/мл) были менее активными. Это позволяет предположить, что противовоспалительный эффект исландского мха связан преимущественно с содержанием полисахарида лихенина. Водный экстракт Cetraria islandica обладает противовоспалительным действием, механизм действия которого связан со сдвигом секреции цитокинов с IL-12p40 на IL-10 (Freysdóttir et al., 2008 г.).

Изолированные вещества экстракта: +/- протолигестериновая кислота ингибирует фермент 5-липоксигеназу в лейкоцитах (5-липоксигеназа — это известный катализатор биосинтеза лейкотриенов, которые являются мощными провоспалительными агентами). Также было доказано, что +/- протолихестериновая кислота ингибирует биосинтез лейкотриена B4 в стимулированных полиморфных лейкоцитах (p <0,05) в дозе 9 мкМ (Kumar and Müller, 1999).
In vivo противовоспалительную активность экстракта исландского мха и его метаболитов изучали на фоне экспериментального артрита у крыс, которым в течение 2 недель до индукции артрита и 5 в последующие недели подкожно вводили 0,2 мл водного экстракта C. islandica в концентрации 0,025, 0,25 и 2,5 мг/г. Установлено, что профилактическое введение экстракта в дозе 2,5 мг/кг предотвращало развитие артрита при введении противовоспалительного агента в суставы. Снижение дозы приводило к снижению защитного противовоспалительного действия (Freysdóttir et al., 2008) [12].

 

 

Еще одним фармакологическим эффектом экстракта Cetraria islandica является его противовирусное действие. В тесте in vitro с вирусом табачной мозаики установлено, что полисахарид исланд-ского мха лихенин в концентрациях от 100 до 500 мкг/мл
проявлял широкую противовирусную активность против вирусов таксономических групп разных видов Nicotiana ssp. Подавление вирусов лихенином, вероятно, является результатом подавляющего эффекта на репликацию вируса или перемещение вириона от первоначально занятых клеток к другим клеткам (Stübler и Buchenauer, 1996). Также обнаружено, что протолихестериновая кислота экстракта Cetraria islandica является мощным ингибитором активности ДНК-полимеразы человека и ингибитором вирусной транскриптазы с 50 % ингибирующей дозой 24 мкМ [11].

Антиоксидантные эффекты экстракта Cetraria islandica установлены для доз 50, 100, 250 и 500 мкг. Во всем диапазоне доз антиоксидантная активность экстракта исландского мха превышает эффективность эталонного антиоксиданта α-токоферола в дозе 500 мкг. Реализация антиоксидантного действия экстракта Cetraria islandica происходит за счет того, что его БАВ являются ловушкой для агрессивных супероксидных анион-радикалов и других свободных радикалов. Образцы экстракта показали 96, 99 и 100 % ингибирование перекисного окисления линолевой кислоты, в то время как для α-токоферола (500 мкг) показатель достиг только 77 %.

 

Таким образом, в системе in vitro доказана выраженная дозозависимая антиоксидантная активность компонентов экстракта исландского мха (Gülçin et al., 2002). Подобные исследования по изучению антиоксидантной активности экстракта Cetraria islandica (Kotan et al., 2011) в условиях экспериментального Афлатоксин В1 индуцированного оксидативного стресса в культурах крови человека показал, что экстракт Cetraria islandica (5 мкг/мл и 10 мкг/мл) достоверно повышал активность ферментов эндогенной антиоксидантной системы супероксиддисмутазы и глутотионпероксидазы, при этом снижал уровень малонового диальдегида.

В условиях экспериментального сахарного диабета, индуцированного у крыс стрептозотоцином, введение экстракта Cetraria islandica проявляло выраженную антиоксидантную активность, которая может снижать оксидативный стресс, вызванный гипергликемией, и предотвращать развитие диабетических осложнений. Экстракт вводили разным группам внутрибрюшинно в течение двух недель, начиная с 72 ч после инъекции стрептозотоцина в диапазоне доз 5–500 мг/кг (Çolak et al., 2012) [11].

 

На сегодняшний день также установлены позитивные когнитивные эффекты экстракта Cetraria islandica. Было изучено влияние изолехенина, выделенного из Cetraria islandica, на синаптическую пластичность гиппокампа экспериментальных животных. Изолихенин значительно усиливает когнитивные функции (способность к обучению) мышей, которые предварительно были нарушены алкогольной интоксикацией (введением 30 % этанола). Изолихенин (в дозе 100 мг/кг, вводимый перорально) значительно улучшил прохождение теста пассивного избегания животных в состоянии алкогольной интоксикации. Также изолехенин устранял нарушения памяти, вызванные β-амилоидным пептидом (фракция 25–35)
в тесте в водном лабиринте Морриса у крыс. Эти результаты свидетельствуют о положительном влиянии изолехенина на формирование пространственной памяти и общее улучшение когнитивной функции (Smriga et al., 1999, Smriga and Saito, 2000) [11].

 

Клинические исследования экстракта Cetraria islandica проводились в основном в области отоларингологии.

 

В сравнительном двойном слепом рандомизированном клиническом исследовании, в котором приняли участие 63 пациента (в возрасте от 18 до 65 лет), из-за дыхания только через рот после операции на носу пациенты имели жалобы на воспаление и сухость полости рта. Пациенты были разделены на три группы, которые с первых суток после операции получали по 10 пастилок, содержащих разные дозы экстракта исландского мха. Пациенты первой группы получали пастилки, в каждой было по 0,048 г экстракта мха (n = 23), вторая группа по 0,3 г экстракта (n = 18), третья группа по 0,5 г экстракта в пастилке (n = 22). Такие показатели как сухость и воспаление слизистой оболочки полости рта, увеличение лимфатических узлов, налет на языке, охриплость и боль в горле, оценивались врачами с использованием биометрических наблюдений по шкале от 0 до 3 баллов. Улучшение наблюдалось без значительного различия во всех трех тестовых группах. Даже самая низкая дозировка, эквивалентная 0,048 г экстракта в день, была достаточной для восстановления всех показателей до уровня физиологической нормы. Все пациенты хорошо переносили терапию, никаких побочных эффектов не зафиксировали (Kempe et al., 1997) [11].

 

В следующем клиническом исследовании приняли участие 100 пациентов в возрасте от 7 до 85 лет с воспалениями слизистой оболочки полости рта или глотки:

  • ларингит, фарингит (63 пациента);
  • острый или хронический бронхиальный КРС (29 пациентов, включая тяжелые формы);
  • бронхиальные заболевания, такие как бронхиальная астма, карцинома бронхов или бронхоэктазия (6 пациентов).

Все пациенты получали по 1–2 пастилки, каждая из которых содержала 160 мг водного экстракта исландского мха и 5 мг экстракта из Heracleum sphondylium L каждые 2–3 часа в течение 4–3 недель. Результаты были оценены как достоверно положительные в 86 %. Оставшиеся 14 %, при которых значимого эффекта не наблюдалось, относились к пациентам с тяжелым клиническим течением и/или при выраженных бронхиальных заболеваниях (Vorberg, 1981) [11].

Обладая протекторным действием на гиперемированную и инфицированную слизистую ротоглотки, экстракт этого растения создает защитную пленку, успокаивающую раздраженную слизистую.

Экстракт исландского мха обладает смягчающим и смазывающим действием, что позволяет облегчить симптомы, связанные с воспалением, такие как затруднение глотания, ощущение инородного тела в горле, сухость или жжение. Это позволяет поддерживать здоровье слизистой оболочки, которая защищена от внешних агентов и вредных патогенов.

 

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что экстракт Cetraria islandica — основной компонент комбинированных изделий медицинского назначения «Бриомосс»:

  • «Бриомосс» пастилки для горла с исландским мхом и вкусом черной смородины для взрослых и детей с 4-х лет;
  • «Бриомосс» спрей с алтеем, исландским мхом и вкусом черной смородины для взрослых и детей с 1-го года;
  • «Бриомосс гиалуроник спрей» с исландским мхом и вкусом лимона для взрослых и детей с 1-го года.

 

 

«Бриомосс» оказывает полимодальный фармакологический эффект и воздействует на все этиопатогентические звенья катарально-респираторного синдрома (табл. 2.). Помимо экстракта исландского мха, как видно из табл. 2 значительный вклад в фармакологический эффект обеспечивают и дополнительные компоненты, такие как экстракт мальвы (снимает воспаление, смягчает слизистые оболочки), экстракт алтея (имеет отхаркивающеедействие, снимает воспаление и смягчает слизистые оболочки), экстракт липы (снимает воспаление, смягчает слизистые оболочки и переводит кашель в продуктивную фазу) и аскорбиновая кислота.
Композиция «Бриомосс», содержащая как основной фармацевтически активный ингредиент экстракт Cetraria islandica, оказывает смягчающее действие на горло, помогает слизистой оболочке ротоглотки оставаться влажной и здоровой и восстанавливает тон голоса. Экстракт Cetraria islandica обладает антибактериальной и противовирусной активностью, при этом не вызывает негативных реакций при клиническом применении.

«Бриомосс» защищает раздраженные или воспаленные слизистые оболочки полости рта и оказывает выраженное антиоксидантное и противовоспалительное действие.

«Бриомосс», в отличие от других лекарственных препаратов, предназначенных для терапии респираторно-катарального синдрома и содержащих химически синтезированные молекулы (например 2,4-дихлорбензиловий спирт), оказывает мягкое иммуностимулирующее действие.
Также следует отметить, что общим преимуществом для Бриомосс пастилок и Бриомосс Гиалуроник спрея является наличие в составе высокомолекулярной гиалуроновой кислоты, которая обеспечивает пролонгацию фармакологического эффекта за счет более длительного удержания действующих веществ на поверхности слизистых.

 

Примечание. Компоненты, которые оказывают фармакологическое действие:

  • ИМ- исландский мох ;
  • ЭМ — экстракт мальвы; ЭЛ — экстракт липы;
  • ЭА — экстракт алтея;
  • ГК — гиалуроновая кислота;
  • АК — аскорбиновая кислота.

 

Выводы:

Комбинированные медицинские изделия «Бриомосс», содержащие в своем составе, как основной компонент, экстракт исландского мха, являются фармакологически обоснованными для рекомендации их применения в терапии катарально-респираторного синдрома.

 

«Бриомосс» также показаны как вспомогательное средство

  • для лечения верхних дыхательных путей как при острой, так и при хронической форме;
  • раздражении слизистой и/или раздражающем кашле,
  • сухости слизистой полости рта из-за загрязненной окружающей среды,
  • сухом, холодном, кондиционированном воздухе;
  • симптоматическое лечение при ОРВИ;
  • поствирусных состояниях связанных с дискомфортом в полости рта.

 

Литература

  1. Weiskopf D, Schmitz KS, Raadsen MP, Grifoni A, Okba NMA, Endeman H, van den Akker JPC, Molenkamp R, Koopmans MPG, van Gorp ECM, Haagmans BL, de Swart RL, Sette A, de Vries RD. Phenotype and kinetics of SARS-CoV-2-specific T cells in COVID-19 patients with acute respiratory distress syndrome. Sci Immunol. 2020 Jun 26;5(48):eabd2071. doi: 10.1126/sciimmunol.abd2071. PMID: 32591408; PMCID: PMC7319493.
  2. Wang S, Jiang H, Yu Q, She B, Mao B. Efficacy and safety of Lian-Ju-Gan-Mao capsules for treating the common cold with wind-heat syndrome: study protocol for a randomized controlled trial. Trials. 2017 Jan 5;18(1):2. doi: 10.1186/s13063-016-1747-9. PMID: 28057058; PMCID: PMC5217193.
  3. Min J., Li X.Q., She B., Chen Y., Mao B.. Efficacy and safety of Gantong Granules in the treatment of common cold with wind-heat syndrome: study protocol for a randomized controlled trial. Trials. 2015 May 19;16:219. doi: 10.1186/s13063-015-0735-9. PMID: 25986648; PMCID: PMC4488979.
    Simasek M, Blandino DA. Treatment of the common cold. Am Fam Physician. 2007;75:515–20.
    Fendrick AM, Monto AS, Nightengale B, et al. The economic burden of non-influenza-related viral respiratory tract infection in the United States. Arch Intern Med. 2003;163:487–94.
  4. Jacobs S. E., Lamson D. M., George K. St. Human Rhinoviruses. Clinical Microbiology Rev. 2013. №1 (26) Р. 135-162. https://cmr.asm.org/content/cmr/26/1/135.full.pdf
  5. Коган Е.А., Березовский Ю.С., Проценко Д.Д. и др. Патологическая анатомия инфекции, вызванной SARS-COV-2 // Судебная медицина. — 2020. — Т.6. — №2. — С.8-31;
  6. Sajjan U., Wang Q., Zhao Y., Gruenert D.C., Hershenson M.B. Rhinovirus disrupts the barrier function of polarized airway epithelial cells. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2008. № 178:1271–1281.
  7. Triantafilou K, Vakakis E, Richer EAJ, Evans GL, Villiers JP. 2011. Human rhinovirus recognition in non-immune cells is mediated by Toll-like receptors and MDA-5, which trigger a synergetic pro-inflammatory immune response. Virulence. 2011. № 2:22–29.
  8. Цубанова Н.А. Пути оптимизации применения назальных деконгестантов: повышение эффективности и улучшение переносимости // Здоров’я України. — 2020. — № 19 (488). — С.28–29.
  9. Heroutová M. Assessment report on Cetraria islandica (L.)Acharius s.l., thallus. Committee on Herbal Medicinal Products. European Medicines Agency, 2015. 34p.
  10. Freysdottir J, Omarsdottir S, Ingólfsdóttir K, Vikingsson A, Olafsdottir ES. In vitro and in vivo immunomodulating effects of traditionally prepared extract and purified compounds from Cetraria islandica. Int Immunopharmacol. 2008 Mar;8(3):423-30. doi: 10.1016/j.intimp.2007.11.007. Epub 2007 Dec 7. PMID: 18279796.

 

Цубанова Наталья Анатольевна, д.фарм. н., профессор кафедры клинической фармакологии ИПКСФ Национального фармацевтического университета
Чернявски Элина Сергеевна, врач, аспирант кафедры нормальной и патологической физиологии Национального фармацевтического университета

 

 

Поделитесь статьей с друзьями

Выберите вашу профессию